Каталог Как купить Акции Новости Доставка Оплата Возврат Контакты

Москва, ул. Таганская, д. 2, ТЦ "Таганка", 2 этаж.

Воскресение - выходной!

+74993916086

+79262866708

Обратный звонок
Каталог
Новинки Популярные товары Иконы месяца Редкие иконы Иконы для семьи Иконы для детей Иконы для женщин Иконы для мужчин Иконы на свадьбу На новоселье Иконы для работы Помогающие иконы Рукописные иконы Божией Матери писаные иконы Иисуса Христа Спасителя писаные иконы Николая Чудотворца писаные иконы Святых покровителей писаные иконы Ангелов и Архангелов писаные иконы Венчальные иконы писаные Ювелирные изделия Нательные иконы Нательные крестики Цепочки Иконы с мощевиком Исцеляющие иконы Венчальная пара Иисус Христос Спас Вседержитель Пантократор Спас Нерукотворный Спас на престоле Спаситель в рост Святая Троица Тайная вечерия Древо Жизни Божия Mать Взыскание погибших Владимирская Всецарица Всех скорбящих радость Вифлеемская Геронтисса Достойно есть (Милующая) Знамение Иверская Иерусалимская Казанская Неопалимая купина Нерушимая стена Неувядаемый Цвет Неупиваемая Чаша Остробрамская Покров Богородицы Святое семейство Сладкое лобзание Семистрельная Смоленская Скоропослушница Страстная Троеручица Умиление Феодоровская Святые покровители Ангелы и Архангелы Александр Невский Андрей Первозванный Вера, Надежда, Любовь и Софья Владимир Великий Георгий Победоносец Димитрий Солунский Елена и Константин Иоанн Предтеча Илия Пророк Киприан и Устиния Ксения Петербургская Лука Крымский Матрона Московская Михаил Архангел Николай Чудотворец Пантелеймон целитель Параскева Петр и Феврония Муромские Серафим Саровский Сергий Радонежский Спиридон Тримифунтский Царская семья Именные иконы Женские именные иконы Мужские именные иконы Нательные именные образки Маленькие именные иконы Мерные иконы Праздничные иконы Церковная лавка Свечи Ладан Подарочная упаковка Серебряные иконы Серебряные венчальные иконы Серебряные иконы Иисуса Христа Серебряные иконы Божией Матери Серебряные иконы Святых Маленькие серебряные иконы Нательные иконы. Серебро. Иконы на дереве Афонские иконы под старину Иконы на липовой доске Резные иконы Иконы на холсте Иконы конгрев
Главная Именные иконы Мужские именные иконы

Димитрий Удомельский Беневоленский, пресвитер, священномученик. Икона на холсте.

Именная икона мужчин по имени Дмитрий. Дни памяти 27 ноября, 7 февраля.

В корзину Предзаказ КУПИТЬ В 1 КЛИК Товар временно недоступен

Икона святого Димитрия Удомельский Беневоленского, пресвитера, священномученика - именная икона мужчин по имени Дмитрий. Дни памяти 27 ноября, 7 февраля.

Свя­щен­но­му­че­ник Ди­мит­рий ро­дил­ся 10 ок­тяб­ря 1883 го­да в го­ро­де Выш­нем Во­лоч­ке Твер­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Ми­ха­и­ла Бе­не­во­лен­ско­го. Дмит­рий Ми­хай­ло­вич учил­ся сна­ча­ла в Твер­ской, а за­тем в Санкт-Пе­тер­бург­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии, ко­то­рую окон­чил в 1909 го­ду, по­сле че­го по­сту­пил на долж­ность учи­те­ля при Ни­ко­ло-Стол­пен­ском мо­на­сты­ре Твер­ской гу­бер­нии.
В 1911 го­ду умер свя­щен­ник в се­ле Ост­ров­но и при­ход остал­ся без пас­ты­ря. Дмит­рию Ми­хай­ло­ви­чу бы­ло пред­ло­же­но при­нять сан свя­щен­ни­ка. В том же го­ду он об­вен­чал­ся с до­че­рью Ива­на Алек­се­е­ви­ча Ти­хо­манд­риц­ко­го Ан­ной, ко­то­рой бы­ло шест­на­дцать лет. Ее отец был ин­же­не­ром-пу­тей­цем и за­ни­мал­ся стро­и­тель­ством при­волж­ской же­лез­ной до­ро­ги. Се­мья бы­ла бла­го­че­сти­вая, один из сы­но­вей, Ми­ха­ил, стал свя­щен­ни­ком, а две дру­гие до­че­ри не вы­шли за­муж и по­свя­ти­ли свою жизнь вос­пи­та­нию при­ем­ных де­тей и де­тей род­ствен­ни­ков. 21 но­яб­ря 1911 го­да Дмит­рий Ми­хай­ло­вич был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка к Дмит­ри­ев­ской церк­ви се­ла Ост­ров­но Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии. Став свя­щен­ни­ком, о. Дмит­рий все свои си­лы и вре­мя от­да­вал де­лу цер­ков­но­го слу­же­ния. По­ни­мая, ка­кое зна­че­ние име­ет для хра­ма хор, участ­ву­ю­щий в боль­шей ча­сти бо­го­слу­же­ния, име­ю­щий, кро­ме про­че­го, мис­си­о­нер­ское зна­че­ние, он со тща­ни­ем под­би­рал пев­чих и ор­га­ни­зо­вал пре­крас­ное цер­ков­ное пе­ние. Несмот­ря на то что при­ход не был бо­гат, о. Дмит­рий за­ка­зал от­лить для хра­ма но­вый ко­ло­кол, от­дав для это­го свое сто­ло­вое се­реб­ро. В 1919 го­ду о. Дмит­рий был пе­ре­ве­ден в Тро­иц­кий храм се­ла Па­но­ши­на Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да. Сю­да к нему при­е­хал его отец, свя­щен­ник Ми­ха­ил Бе­не­во­лен­ский, ко­то­рый здесь и скон­чал­ся и был по­хо­ро­нен в Удом­ле.
В ян­ва­ре 1929 го­да вла­стя­ми был раз­ра­бо­тан до­ку­мент о необ­хо­ди­мо­сти уси­лить го­не­ния на Пра­во­слав­ную Цер­ковь. В нем го­во­ри­лось, что неко­то­рые со­вет­ские адми­ни­стра­то­ры счи­та­ют для се­бя невоз­мож­ным при­ме­не­ние ре­прес­сив­ных мер по от­но­ше­нию к цер­ков­ным ор­га­ни­за­ци­ям, меж­ду тем как цер­ков­ные ор­га­ни­за­ции «яв­ля­ют­ся един­ствен­ной ле­галь­но дей­ству­ю­щей контр­ре­во­лю­ци­он­ной ор­га­ни­за­ци­ей, име­ю­щей вли­я­ние на мас­сы». В до­ку­мен­те да­ва­лась ре­ко­мен­да­ция мест­ным вла­стям, чтобы од­новре­мен­но с при­ме­не­ни­ем адми­ни­стра­тив­ных мер по от­но­ше­нию к ду­хо­вен­ству и ве­ру­ю­щим они про­во­ди­ли идео­ло­ги­че­скую ра­бо­ту, разъ­яс­няя, «что адми­ни­стра­тив­ная ме­ра при­ме­ня­ет­ся про­тив ан­ти­со­вет­ской, а не ре­ли­ги­оз­ной де­я­тель­но­сти ре­ли­ги­оз­ных об­ществ, не яв­ля­ет­ся «го­не­ни­я­ми» на ве­ру, го­не­ни­я­ми за са­мое от­прав­ле­ние ре­ли­ги­оз­но­го куль­та».
Дей­ствие при­ня­то­го цен­траль­ной вла­стью ука­за об уси­ле­нии го­не­ний ска­за­лось на всех при­хо­дах Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Не ми­но­ва­ло оно и при­ход се­ла Па­но­ши­на, где слу­жил о. Ди­мит­рий, и уже 16 ян­ва­ря 1929 го­да он и ста­ро­ста хра­ма Алек­сандр Ще­голев бы­ли аре­сто­ва­ны.
Отец Дмит­рий был об­ви­нен в том, что со­вер­шил 28 ок­тяб­ря 1928 го­да тор­же­ствен­ное бо­го­слу­же­ние «с це­лью, – как бы­ло ска­за­но в об­ви­не­нии, – воз­буж­де­ния суе­ве­рия в мас­сах на­се­ле­ния для из­вле­че­ния та­ким пу­тем ма­те­ри­аль­ных вы­год». Ста­ро­сту об­ви­ни­ли в том, что он по­мо­гал свя­щен­ни­ку устро­ить тор­же­ствен­ное бо­го­слу­же­ние.
Ис­ста­ри в этих ме­стах сло­жи­лась тра­ди­ция: в кон­це ок­тяб­ря хо­дить по се­лам с ико­ной Ни­ко­лая чу­до­твор­ца, ко­то­рую при­но­си­ли мо­на­хи из Ни­ко­ло-Те­ре­бен­ско­го мо­на­сты­ря. В се­ло Па­но­ши­но крест­ный ход с ико­ной при­бы­вал 28 ок­тяб­ря. В этот день тор­же­ствен­но слу­жил­ся пе­ред об­ра­зом мо­ле­бен, а за­тем с ико­ной и мо­леб­на­ми хо­ди­ли по до­мам. В кон­це два­дца­тых го­дов вла­сти ста­ли за­кры­вать по­след­ние мо­на­сты­ри, и хо­тя в ок­тяб­ре 1928 го­да мо­на­хи в Ни­ко­ло-Те­ре­бен­ском мо­на­сты­ре еще слу­жи­ли, но по окру­ге ста­ло из­вест­но, что в этот год они с ико­ной не пой­дут, ожи­дая за­кры­тия мо­на­сты­ря.
При­скорб­но бы­ло для ве­ру­ю­щих на­ру­шить древ­нюю тра­ди­цию и от­ка­зать­ся от крест­но­го хо­да. В Тро­иц­ком хра­ме хра­ни­лась чти­мая ико­на Ни­ко­лая чу­до­твор­ца, ко­то­рую пе­ре­да­ли сю­да еще в 1925 го­ду из за­кры­то­го то­гда в Выш­нем Во­лоч­ке Ка­зан­ско­го мо­на­сты­ря.
В ок­тяб­ре 1928 го­да со­сто­я­лось за­се­да­ние при­ход­ско­го цер­ков­но­го со­ве­та, на ко­то­ром ста­ро­ста хра­ма пред­ло­жил со­хра­нить тра­ди­цию крест­но­го хо­да и мо­леб­на пе­ред ико­ной свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Отец Дмит­рий дал на это свое бла­го­сло­ве­ние и со сво­ей сто­ро­ны по­жерт­во­вал для ико­ны ки­от. Для боль­ше­го удоб­ства бы­ли со­ору­же­ны но­сил­ки.
28 ок­тяб­ря со­сто­ял­ся крест­ный ход с ико­ной Ни­ко­лая чу­до­твор­ца, при­чем все бы­ло со­вер­ше­но с та­кой тор­же­ствен­но­стью и бла­го­го­ве­ни­ем, с та­ким ре­ли­ги­оз­ным подъ­емом, что не оста­лось и сле­дов то­го тя­же­ло­го пе­ре­жи­ва­ния, ко­то­рое охва­ти­ло бы­ло ду­ши бла­го­че­сти­вых кре­стьян, ко­гда они узна­ли, что крест­но­го хо­да с ико­ной из мо­на­сты­ря не бу­дет.
Слу­чись это в иное вре­мя, все оста­лось бы без по­след­ствий, но вла­сти как раз при­ня­ли ре­ше­ние об уси­ле­нии го­не­ний, и в се­ре­дине ян­ва­ря 1929 го­да в мест­ной га­зе­те по­яви­лась ста­тья, где го­во­ри­лось, что свя­щен­ник в се­ле Па­но­ши­но ре­шил устро­ить крест­ный ход и не по­лу­чил на это от­пор мест­ных вла­стей, хо­тя вме­сто ико­ны Ни­ко­лая чу­до­твор­ца из Ни­ко­ло-Те­ре­бен­ско­го мо­на­сты­ря па­но­шин­ские ве­ру­ю­щие при­нес­ли свою ико­ну, с ко­то­рой и хо­ди­ли. «Всяк об этой про­дел­ке знал, – пи­са­лось в га­зе­те, – ячей­ка ВКП(б) зна­ла. Все зна­ли, но мер про­тив та­ко­го без­об­ра­зия не при­ня­ли... А па­но­шин­ский поп речь ве­ру­ю­щим за­гнул: «Не по­па­дай­тесь, ов­цы, в вол­чьи зу­бы...»
Вол­ка­ми он на­зы­вал удо­мель­ских куль­тур­ни­ков, ви­ков­цев и пар­тий­цев.
Сей­час, ко­гда де­рев­ня вы­би­ра­ет со­ве­ты, нуж­но зор­ко сле­дить за по­пов­ски­ми про­дел­ка­ми».
По­сле по­яв­ле­ния ста­тьи о. Дмит­рий и ста­ро­ста бы­ли аре­сто­ва­ны и за­клю­че­ны в Твер­скую тюрь­му. За де­вять лет слу­же­ния в Па­но­шине о. Дмит­рия при­хо­жане по­лю­би­ли его и те­перь ста­ли хо­да­тай­ство­вать о его осво­бож­де­нии. Был со­бран сель­ский сход, ко­то­рый по­ста­но­вил: «Мы, граж­дане се­ла Па­но­ши­на... в ко­ли­че­стве трид­ца­ти двух че­ло­век, быв­ших на сель­ском схо­де... име­ли суж­де­ние об аре­сте на­сто­я­те­ля хра­ма се­ла Па­но­ши­на свя­щен­ни­ка Дмит­рия Бе­не­во­лен­ско­го и цер­ков­но­го ста­ро­сты граж­да­ни­на се­ла Па­но­ши­на Алек­сандра Ще­голе­ва, по­сле­до­вав­ше­го вслед­ствие об­хо­да свя­щен­ни­ком се­ла Па­но­ши­на в ок­тяб­ре про­шло­го го­да с ико­ной Ни­ко­лая чу­до­твор­ца, взя­той из мест­но­го хра­ма, в па­мять дня при­хо­да чу­до­твор­ной ико­ны то­го же угод­ни­ка из мо­на­сты­ря Ни­ко­лая Те­ре­бе­ни, ко­то­рая в ис­тек­шем го­ду в об­ход се­ле­ний не хо­ди­ла.
На­род об­су­дил озна­чен­ный во­прос и при­нял во вни­ма­ние, что ини­ци­а­ти­ва это­го об­хо­да с ико­ною при­над­ле­жа­ла цер­ков­но­му со­ве­ту се­ла Па­но­ши­на и бы­ла про­из­ве­де­на ис­клю­чи­тель­но по же­ла­нию ве­ру­ю­щих, но ни­как не по ини­ци­а­ти­ве цер­ков­но­го ста­ро­сты граж­да­ни­на А.В. Ще­голе­ва и свя­щен­ни­ка Бе­не­во­лен­ско­го, и что свя­щен­ник Бе­не­во­лен­ский со­вер­шил озна­чен­ный об­ход един­ствен­но по же­ла­нию ве­ру­ю­щих, что под­твер­жда­ет­ся тем, что пе­ред об­хо­дом свя­щен­ник Бе­не­во­лен­ский вна­ча­ле со­вер­шен­но от­ка­зы­вал­ся от об­хо­да и лишь по­сле уси­лен­ных просьб при­хо­жан объ­явил по­след­ним о сво­ем от­ка­зе от упла­ты ему... ка­ко­го-ли­бо воз­на­граж­де­ния за эти мо­леб­ны. И дей­стви­тель­но, им ни от ко­го не бы­ло взя­то ни­че­го за эти служ­бы.
На ос­но­ва­нии из­ло­жен­но­го сход по­ста­но­вил воз­бу­дить хо­да­тай­ство пе­ред вла­стя­ми об осво­бож­де­нии свя­щен­ни­ка Бе­не­во­лен­ско­го и граж­да­ни­на Ще­голе­ва из-под аре­ста, как ос­но­ван­но­го на непра­виль­ных дан­ных. В слу­чае необ­хо­ди­мо­сти по­ру­чи­тель­ства, все ни­же­под­пи­сав­ши­е­ся граж­дане да­ют свое по­ру­чи­тель­ство как за свя­щен­ни­ка Бе­не­во­лен­ско­го, так и за граж­да­ни­на Ще­голе­ва».
23 ян­ва­ря 1929 го­да сле­до­ва­тель до­про­сил свя­щен­ни­ка. На во­про­сы о. Дмит­рий от­ве­тил, что крест­ный ход был устро­ен для под­дер­жа­ния ре­ли­ги­оз­но­го чув­ства, а так­же чтобы ма­те­ри­аль­но под­дер­жать храм, но сам он от пла­ты за вы­пол­не­ние треб от­ка­зал­ся, и «служ­ба про­ве­де­на по все­му се­лу бес­плат­но».
Сле­до­ва­тель, ци­ти­руя га­зет­ную за­мет­ку, спро­сил о. Дмит­рия, ко­го он име­ет в ви­ду под вол­ка­ми. Свя­щен­ник от­ве­тил: «В про­по­ве­ди сво­ей, про­из­не­сен­ной 26 но­яб­ря 1928 го­да в церк­ви се­ла Ве­ре­ску­но­ва, я дей­стви­тель­но го­во­рил: «не по­па­дай­тесь, ов­цы, в вол­чьи зу­бы» и разъ­яс­нял, что вол­ки – это сек­тан­ты, ко­то­рые хо­дят по се­ле­ни­ям днем и но­чью, вер­буя кре­стьян в свою об­щи­ну».
Спро­си­ли на до­про­се и ста­ро­сту Алек­сандра Ва­си­лье­ви­ча Ще­голе­ва, о чем про­по­ве­до­вал свя­щен­ник в хра­ме. Он от­ве­тил: «В про­по­ве­дях Бе­не­во­лен­ский го­во­рил о борь­бе с пьян­ством, ху­ли­ган­ством и сек­тант­ством, дру­го­го в про­по­ве­дях ни­че­го не го­во­рил».
29 ян­ва­ря де­ло бы­ло пе­ре­да­но в суд Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да, и 16 ап­ре­ля со­сто­я­лось за­се­да­ние. Сек­ре­тарь су­да за­пи­сал: «Под­су­ди­мый Бе­не­во­лен­ский Дмит­рий Ми­хай­ло­вич ви­нов­ным се­бя в предъ­яв­лен­ном об­ви­не­нии не при­знал и по су­ще­ству де­ла по­яс­нил: ко­гда ста­ло из­вест­но, что хож­де­ния из Те­ре­бе­ни с ико­ной не бу­дет, то ве­ру­ю­щие при­хо­жане ста­ли про­сить ме­ня про­из­ве­сти та­ко­вое бо­го­слу­же­ние со сво­ей мест­ной ико­ной 28 ок­тяб­ря 1928 го­да по при­ме­ру про­шлых лет. По прось­бе при­хо­жан мною бы­ла взя­та из церк­ви ико­на Ни­ко­лая чу­до­твор­ца, ко­то­рую под­но­ви­ли, и по по­ста­нов­ле­нию со­ве­та церк­ви 28 ок­тяб­ря про­из­во­ди­ли бо­го­слу­же­ние. Но­сить так ико­ну бы­ло нель­зя, и бы­ли сде­ла­ны но­сил­ки. Ико­на под ико­ну Те­ре­бен­ской не под­де­лы­ва­лась, и она внешне не по­хо­ди­ла на нее. На­се­ле­ние весь­ма бы­ло до­воль­но хож­де­ни­ем, и воз­ра­же­ний со сто­ро­ны ве­ру­ю­щих не бы­ло. Хож­де­ние Те­ре­бен­ской ико­ны про­дол­жа­лось го­да­ми. Пла­ты за хож­де­ние я с на­се­ле­ния не брал. Хож­де­ние бы­ло с це­лью под­дер­жа­ния ве­ры...
Под­су­ди­мый Ще­голев Алек­сандр Ва­си­лье­вич ви­нов­ным се­бя не при­знал, под­твер­дил, что по се­лу Па­но­ши­но ико­на Ни­ко­лая из Те­ре­бе­ни хо­ди­ла лет 60 под­ряд из го­да в год. В ны­неш­нем го­ду стал хо­дить слух, что с ико­ной из Те­ре­бе­ни хо­дить не бу­дут. Неде­ли за две до вре­мя хож­де­ния Те­ре­бен­ской ико­ны ко мне ста­ли хо­дить ве­ру­ю­щие, фа­ми­лии их на­звать не мо­гу, так как за­был, и про­си­ли ме­ня про­сить свя­щен­ни­ка, чтобы про­из­ве­сти хож­де­ние со сво­ей ико­ной... Ико­на бы­ла об­нов­ле­на, и с нею хо­ди­ли по се­лу Па­но­ши­ну по при­ме­ру хож­де­ния в про­шлые ле­та Те­ре­бен­ской ико­ны».
Вы­сту­пив­ший в кон­це су­деб­но­го за­се­да­ния адво­кат ска­зал:
– Суд в дан­ном слу­чае не су­дит за то, что они ве­ру­ю­щие, за то, что они мо­лят­ся, но ос­нов­ным мо­мен­том им ин­кри­ми­ни­ру­ет­ся под­дел­ка ико­ны с це­лью из­вле­че­ния ма­те­ри­аль­ной вы­го­ды и воз­буж­де­ния суе­ве­рия в мас­сах. По по­ка­за­ни­ям же сви­де­те­лей мы яс­но ви­дим, что сход­ства со­вер­шен­но меж­ду ико­ной, обо­ру­до­ван­ной под­су­ди­мы­ми, и ико­ной мо­на­стыр­ской ни­ка­ко­го не бы­ло. Те­перь пе­ре­хо­дим к об­ма­ну, та­ко­во­го так­же не бы­ло, так как все ве­ру­ю­щие от­лич­но зна­ли, что эта ико­на из мест­ной церк­ви, и их ни­кто не убеж­дал, что эта ико­на из мо­на­сты­ря, а по­то­му во­прос со­вер­шен­но от­па­да­ет, что они хо­те­ли воз­бу­дить суе­ве­рие в мас­сах. Со­бран­ные по­дар­ки, ко­то­рые доб­ро­воль­но жерт­во­ва­ли ве­ру­ю­щие, со­вер­шен­но ни­чтож­ны, и от­сю­да из­вле­че­ния ма­те­ри­аль­ной вы­го­ды нет. Рас­смат­ри­вая их про­сту­пок, то есть со­де­ян­ное, мы ви­дим, что пре­ступ­но­го в де­я­ни­ях под­су­ди­мых со­вер­шен­но нет. Прав­да, ре­ли­гия дур­ман и вре­дит об­ще­ствен­но­сти, но ведь наш за­кон раз­ре­ша­ет им сво­бод­но ве­ро­вать. Вви­ду от­сут­ствия в де­я­нии под­су­ди­мых со­ста­ва пре­ступ­ле­ния, про­шу вы­не­сти оправ­да­тель­ный при­го­вор.
«Пре­ния окон­че­ны, и под­су­ди­мым предо­став­ле­но по­след­нее сло­во, в ко­то­ром они... ви­нов­ность свою от­ри­ца­ют».
Суд, од­на­ко, счел об­ви­ня­е­мых ви­нов­ны­ми и при­го­во­рил свя­щен­ни­ка к штра­фу в раз­ме­ре ста руб­лей, а ста­ро­сту к ше­сти ме­ся­цам за­клю­че­ния. В на­ча­ле мая 1929 го­да о. Дмит­рий и Алек­сандр Ще­голев по­да­ли кас­са­ци­он­ную жа­ло­бу, где по­дроб­но обос­но­ва­ли свою неви­нов­ность, но при­го­вор был остав­лен в си­ле.
Сы­но­вей свя­щен­ни­ка в это вре­мя ис­клю­чи­ли из шко­лы как де­тей ли­шен­цев. Отец Дмит­рий и Ан­на Ива­нов­на, бес­по­ко­ясь, чтобы они не оста­лись без об­ра­зо­ва­ния, от­пра­ви­ли их к сест­рам Ан­ны Ива­нов­ны, Оль­ге и Клав­дии, ко­то­рые жи­ли в то вре­мя в Са­ра­то­ве и вос­пи­ты­ва­ли че­ты­рех де­тей сво­е­го бра­та-свя­щен­ни­ка, о. Ми­ха­и­ла Ти­хо­манд­риц­ко­го, и двух си­рот, ро­ди­те­ли ко­то­рых пе­ре­еха­ли в Са­ра­тов и здесь умер­ли.
Го­не­ния про­дол­жа­лись, а в кон­це 1929 го­да – на­ча­ле 1930 они уже­сто­чи­лись; мест­ные вла­сти сни­ма­ли ко­ло­ко­ла, за­кры­ва­ли церк­ви, ОГПУ аре­сто­вы­ва­ло свя­щен­ни­ков. Са­ми дей­ствия по за­кры­тию хра­мов за­ча­стую бы­ли при­уро­че­ны к празд­ни­ку Рож­де­ства Хри­сто­ва.
4 ян­ва­ря 1930 го­да прав­ле­ние кол­хо­за в се­ле Па­но­ши­но по­ста­но­ви­ло на­чать кам­па­нию по за­кры­тию хра­мов в се­ле Па­но­ши­но и Ни­ко­ло-Стан. На сле­ду­ю­щий день пред­се­да­тель­ству­ю­щий на этом со­бра­нии член прав­ле­ния Вих­ров, про­хо­дя по се­лу, с на­смеш­кой го­во­рил жен­щи­нам, что 9 ян­ва­ря бу­дет сни­мать с па­но­шин­ской церк­ви ко­ло­ко­ла. В тот же день он по­шел к о. Дмит­рию до­мой, чтобы узнать, бу­дет ли тот пре­пят­ство­вать сня­тию ко­ло­ко­лов и за­кры­тию церк­ви.
– Как же это мож­но по­те­рять ав­то­ри­тет сре­ди ве­ру­ю­щих, – от­ве­тил свя­щен­ник. – Этот во­прос на­до об­су­дить на цер­ков­ном со­ве­те.
В со­чель­ник, 6 ян­ва­ря, ру­ко­вод­ство кол­хо­за устро­и­ло рас­ши­рен­ное за­се­да­ние чле­нов кол­хо­за, на ко­то­ром при­сут­ство­ва­ли, од­на­ко, не все кол­хоз­ни­ки, а ко­го вла­сти со­чли нуж­ным по­звать, чтобы про­ве­сти же­ла­тель­ное для се­бя ре­ше­ние. На со­бра­нии об­суж­дал­ся во­прос о необ­хо­ди­мо­сти при­об­ре­те­ния для кол­хо­за трак­то­ра и изыс­ка­нии для это­го средств, ко­то­рые мож­но бы­ло бы по­лу­чить, по уве­ре­нию прав­ле­ния кол­хо­за, ес­ли снять с церк­ви ко­ло­ко­ла.
7 ян­ва­ря, в са­мый день празд­ни­ка, член прав­ле­ния Се­мен Вих­ров и кол­хоз­ные ак­ти­ви­сты Иван и Та­тья­на Го­лу­бе­вы при­шли в храм во вре­мя рож­де­ствен­ско­го бо­го­слу­же­ния и, став по­сре­ди хра­ма, на­ча­ли кри­чать:
– Нам цер­ковь не на­до! Зво­ну то­же не на­до! Да­вай­те сни­мем ко­ло­ко­ла! Мы вам все ра­но слу­жить не да­дим!
При­хо­жане от­ве­ти­ли им:
– Цер­ковь на­ша, так что вы сю­да не ме­шай­тесь, – и, об­ра­ща­ясь к свя­щен­ни­ку, ска­за­ли ему, – а вы, ба­тюш­ка, слу­жи­те.
То­гда во­шед­шие при­сту­пи­ли к свя­щен­ни­ку и ста­ли кри­чать:
– Мы вам слу­жить не да­дим, мы сей­час ва­шу цер­ковь за­кры­ва­ем!
– У вас есть раз­ре­ше­ние РИКа на за­кры­тие церк­ви? – спро­сил о. Дмит­рий.
Раз­ре­ше­ния не ока­за­лось, и без­бож­ни­кам на этот раз при­шлось уда­лить­ся.
Од­на­ко весть о том, что без­бож­ни­ки на­ме­ре­ны за­крыть храм и уже при­хо­ди­ли в день празд­ни­ка Рож­де­ства Хри­сто­ва, об­ле­те­ла все де­рев­ни при­хо­да, и по­сколь­ку Се­мен Вих­ров ска­зал, что они со­би­ра­ют­ся за­крыть храм 9 ян­ва­ря, то к пя­ти ча­сам ве­че­ра это­го дня в се­ло Па­но­ши­но при­шла тол­па око­ло двух­сот че­ло­век, в ос­нов­ном жен­щи­ны, ко­то­рые ста­ли тре­бо­вать, чтобы бы­ло про­ве­де­но об­щее со­бра­ние по во­про­су за­кры­тия хра­ма. В дом Вих­ро­ва бы­ла по­сла­на де­ле­га­ция, ко­то­рая по­тре­бо­ва­ла от него, чтобы он при­шел на со­бра­ние. Уви­дев, что со­брав­ши­е­ся не от­сту­пят­ся от сво­их тре­бо­ва­ний, он вме­сте с ни­ми по­шел в се­ло Удом­ля, где был рас­по­ло­жен клуб и ку­да при­шли пред­ста­ви­те­ли мест­ных вла­стей.
Вла­сти сде­ла­ли по­пыт­ку на­чать об­суж­де­ние, но с тем, чтобы непре­мен­но скло­нить ве­ру­ю­щих к со­гла­сию снять ко­ло­ко­ла и за­крыть храм. Но как толь­ко ста­вил­ся этот во­прос, со­брав­ши­е­ся за­яв­ля­ли ре­ши­тель­но и непри­ми­ри­мо:
– Не хо­тим об­суж­дать за­кры­тие церк­ви и не да­дим ее за­кры­вать.
На сле­ду­ю­щий день член прав­ле­ния кол­хо­за Вих­ров и мест­ный ком­му­нист, в до­ме ко­то­ро­го сни­мал ком­на­ту о. Дмит­рий, на­пи­са­ли в Удо­мель­ское ГПУ за­яв­ле­ние. Они пи­са­ли, что дом свя­щен­ни­ка яв­ля­ет­ся цен­тром для всех ве­ру­ю­щих рай­о­на, что каж­дую ночь у него кто-ни­будь но­чу­ет из ве­ру­ю­щих, каж­дый день он ко­го-ни­будь при­ни­ма­ет и уго­ща­ет тра­пе­зой. Хо­зя­ин до­ма в пись­ме за­яв­лял, что как-то спро­сил свя­щен­ни­ка о его даль­ней­ших пла­нах, на­ме­ре­ва­ет­ся ли он и даль­ше оста­вать­ся свя­щен­ни­ком или при­мет но­вый по­ря­док и сни­мет сан. На это о. Дмит­рий от­ве­тил: «Я убеж­ден в право­те сво­ей ве­ры и свя­щен­ни­че­ско­го са­на ни­ко­гда не сни­му!» – «Зна­чит, вам ну­жен ста­рый цар­ский строй, вы пря­мо за него, раз так». Он го­во­рит «да». Я про­шу вас дан­ное мое за­яв­ле­ние про­ве­рить и сде­лать над­ле­жа­щий вы­вод: убрать его к «сво­им».
Вско­ре по­сле этих со­бы­тий, 5 фев­ра­ля, о. Дмит­рий был аре­сто­ван. В тот же день был аре­сто­ван ста­ро­ста хра­ма Иван Ильич Ко­ло­коль­цев и свя­щен­ник се­ла Но­вый Стан о. Па­вел Бо­го­яв­лен­ский. Его об­ви­ни­ли в том, что он на со­бра­нии цер­ков­но­го со­ве­та по­смел пуб­лич­но объ­явить, что сель­со­вет дал ему за­да­ние сдать из­лиш­ки хле­ба. Од­на­ко ни­ка­ких из­лиш­ков у него нет, и о. Па­вел про­сит по­мочь ему, ибо ес­ли он не сдаст хлеб, то бу­дет от­дан под суд. Кро­ме то­го, о. Пав­ла об­ви­ни­ли в том, что он, узнав о на­ме­ре­нии вла­стей за­крыть храм, объ­явил об этом во вре­мя бо­го­слу­же­ния ве­ру­ю­щим. Меж­ду тем без­бож­ни­ки устро­и­ли со­бра­ние в зда­нии шко­лы, чтобы при­нять ре­ше­ние о сня­тии ко­ло­ко­лов и за­кры­тии хра­ма. На это со­бра­ние при­шло бо­лее трех­сот ве­ру­ю­щих. Уви­дев тол­пу, сек­ре­тарь мест­ной пар­тий­ной ячей­ки бе­жал из шко­лы чер­ным хо­дом.
Иван Ко­ло­коль­цев об­ви­нял­ся в том, что он про­ти­вил­ся за­кры­тию хра­ма и за­ни­мал­ся ан­ти­со­вет­ской аги­та­ци­ей, ко­то­рая за­клю­ча­лась в том, что он го­во­рил: «Рус­ский на­род жив, ве­ра еще есть, пусть по­смот­рят».
В мар­те об­ви­ня­е­мые бы­ли до­про­ше­ны. Ни­кто из них не при­знал се­бя ви­нов­ным. 25 ап­ре­ля 1930 го­да Трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка Пав­ла Бо­го­яв­лен­ско­го к трем го­дам ссыл­ки в Се­вер­ный край. На­ка­за­ние бы­ло услов­ным, и он был осво­бож­ден. Свя­щен­ник Дмит­рий Бе­не­во­лен­ский и Иван Ко­ло­коль­цев бы­ли со­сла­ны на три го­да в Се­вер­ный край.
В мае 1933 го­да за­кон­чил­ся срок ссыл­ки, о. Дмит­рий вер­нул­ся до­мой и был опре­де­лен свя­тым ар­хи­епи­ско­пом Фад­де­ем в храм се­ла Си­не­во-Дуб­ро­во Сон­ков­ско­го рай­о­на. Но не дол­го ему при­шлось здесь про­слу­жить. Ле­том 1937 го­да под­ня­лась сно­ва вол­на го­не­ний, и 12 но­яб­ря свя­щен­ник был аре­сто­ван.
20 но­яб­ря о. Дмит­рия вы­зва­ли к сле­до­ва­те­лю для за­пол­не­ния ан­ке­ты, а на сле­ду­ю­щий день – на до­прос. До­пра­ши­вал на­чаль­ник Сон­ков­ско­го рай­он­но­го от­де­ла НКВД. Все след­ствие дли­лось все­го один день. Бы­ли вы­зва­ны «де­жур­ные сви­де­те­ли» – пред­се­да­тель и сче­то­вод кол­хо­за име­ни Мак­си­ма Горь­ко­го, ко­то­рые, лже­сви­де­тель­ствуя, го­во­ри­ли, буд­то свя­щен­ник, «яв­ля­ясь враж­деб­ным, ан­ти­со­вет­ски на­стро­ен­ным, во­круг се­бя груп­пи­ро­вал клас­со­во-чуж­дые и то­же ан­ти­со­вет­ски на­стро­ен­ные эле­мен­ты и вме­сте с ни­ми за­ни­мал­ся ак­тив­ной контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­стью: рас­про­стра­нял про­во­ка­ци­он­ные слу­хи о войне и па­де­нии со­вет­ской вла­сти, при­зы­вал кол­хоз­ни­ков от­ка­зать­ся от уча­стия в вы­бо­рах в Вер­хов­ный Со­вет СССР, рас­про­стра­нял контр­ре­во­лю­ци­он­ные цер­ков­ные ли­стов­ки и си­сте­ма­ти­че­ски дис­кре­ди­ти­ро­вал кол­хоз­ный строй».
Сле­до­ва­тель за­чи­тал вслух во­прос:
– Вам предъ­яв­ля­ет­ся об­ви­не­ние в си­сте­ма­ти­че­ской контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, на­прав­лен­ной на срыв кол­хоз­но­го стро­и­тель­ства. Под­твер­жда­е­те ли вы это?
– Нет, ви­нов­ным се­бя не при­знаю. Ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции не вел.
– За что, ко­гда вы су­ди­лись и где от­бы­ва­ли срок на­ка­за­ния?
– В 1929 го­ду я был при­го­во­рен к ста пя­ти­де­ся­ти руб­лям штра­фа; в том же го­ду к штра­фу в сто руб­лей; в 1930 го­ду – к трем го­дам ссыл­ки в Се­вер­ный край.
– В июле ме­ся­це вы сре­ди кол­хоз­ни­ков ве­ли ан­ти­кол­хоз­ную аги­та­цию. Под­твер­жда­е­те ли вы это?
– Нет, не под­твер­ждаю.
– В ок­тяб­ре вы ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию, на­прав­лен­ную на срыв пред­вы­бор­ных ра­бот по вы­бо­рам в Вер­хов­ный Со­вет СССР.
– Нет, ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции, на­прав­лен­ной на срыв пред­вы­бор­ных ра­бот по вы­бо­рам в Вер­хов­ный Со­вет, я не вел.
– В ав­гу­сте вы рас­про­стра­ня­ли про­во­ка­ци­он­ные слу­хи о войне. Под­твер­жда­е­те ли вы это?
– Не под­твер­ждаю. Слу­хов о войне не рас­про­стра­нял.
В этот же день по­мощ­ник опер­упол­но­мо­чен­но­го со­ста­вил об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние и от­пра­вил его на рас­смот­ре­ние Трой­ки, ко­то­рая 25 но­яб­ря вы­нес­ла по­ста­нов­ле­ние рас­стре­лять свя­щен­ни­ка. Про­то­и­е­рей Дмит­рий Бе­не­во­лен­ский был рас­стре­лян 27 но­яб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в брат­ской мо­ги­ле. Ме­сто его по­гре­бе­ния бы­ло скры­то вла­стя­ми и до се­го дня оста­ет­ся неиз­вест­ным. До­ныне со­хра­ня­ет­ся сре­ди при­хо­жан па­мять о по­движ­ни­че­ском слу­же­нии свя­щен­но­му­че­ни­ка.

Исполнение Икона выполнена методом прямой печати специальными красками по подготовленной поверхности натурального льняного холста. Уникальный способ печати передает все цвета и оттенки подлинной иконы.
Производитель Православная мастерская "Благолепие"
Освящение икона освящена по полному православному обряду
Значение Покровитель мужчин по имени Дмитрий
Рама и оформление могут отличаться от представленных на сайте.
Страна производства Россия
Оставьте свой отзыв первым! Оставить отзыв
Перед публикацией комментарии проходят модерацию
[NEW] Картинка и текст 2

Заказать рукописную икону можно по телефону +74993916086 или написав на почту: ikony@shop-pobedinedug.ru или в магазине на Таганке.  Опытные иконописцы г. Палех напишут  нужный Вам образ в  срок от 10 до 30 дней, стоимость иконы составит  от 5 500 до 250 000 руб. в зависимости от размера и сложности исполнения. Возможно, нужный Вам образ уже есть готовый в разделе "Рукописные иконы"

Сопутствующие товары
Ладанка с ладаном, освященном на Иово-Почаевских мощах.
Подарочный пакет для иконы.
Ладанка кожаная на гайтане.
Ранее просмотренные товары Аналогичные товары
Святой Дмитрий. Маленькая икона в посеребренной раме.
Святой Димитрий. Нательная икона посеребренная.
Димитрий Солунский Мироточивый великомученик. Икона на холсте.
Димитрий Донской Благоверный князь. Икона на доске.
Димитрий Солунский Святой великомученик. Икона на холсте.
Димитрий Казанский Священномученик. Икона на холсте.
Димитрий Константинопольский мученик. Икона на холсте.
Димитрий Солунский на коне. Икона в серебряном окладе.
Димитрий Донской, благоверный великий князь Московский. Икона на холсте.
Димитрий Угличский и Московский Святой Благоверный Царевич. Икона на холсте.
Димитрий Прилуцкий, Вологодский, Преподобный игумен. Икона на холсте.
Димитрий Солунский Великомученик Фессалоникийский, Мироточивый. Маленькая серебряная икона в бархатном футляре
Быстрый заказ