Каталог

Старица Мисаила. Икона на холсте.

(0)
Добавить в сравнение
Купить в 1 клик

Почитаемая старица земли Курской.

Описание

Монахиня Мисаила - почитаемая старица земли Курской. По Божественной воле она прожила жизнь полную страданий, боли и обрела дар прозорливости, способность  исцелять  душевные и  физические болезни.

Сотни, тысячи  людей  шли к  ней за помощью при ее жизни и этот поток не иссякает, а растет и в наши дни. Сбылось ее предсказание о том, что Муравлево - место «ценное-драгоценное» и будет прославлено.

6/19 ноября 1850 года в селе Муравлёво (Зорино) Бесединского уезда Курской губернии в благочестивой семье Гавриила Гранкина родилась девочка. Во Святом Крещении её нарекли Матроной. По воспоминаниям современников: «Гранкины происходили из старого обедневшего дворянского рода и оставили детям в наследство две десятины земли». Когда маленькой Матроне было три года, а ее старшей сестре – шесть лет, родители умерли. По решению местной власти двух сироток каждая семья села Муравлёво должна была брать к себе на содержание на одни сутки. Сестра Матроны вскоре умерла, а Матрону в семнадцать лет выдали замуж за инвалида Василия Зорина. Всю свою обиду и душевную боль Василий вымещал на беззащитной сироте, она не имела права зайти в дом, если ее не позовут, летом спала в сенях или в сарае, зимой – на кухне. Матрона не разрешалось молиться в доме, она молилась, когда спускалась в погреб. Вся тяжелая работа в хозяйстве лежала на ее плечах.

В 1982 году после смерти мужа Матрона отправилась пешком по святым местам, оставив трёхлетнего сына свекрови. Она побывала в Киеве, Одессе, на пароходе добралась до Турции, вскоре дошла и до Иерусалима. Во время освящения воды на реке Иордане к Матроне подошел монах и подал камешек с того места, где по преданию, крестился Сам Спаситель и шапочку святого Митрофания со словами: «Возьми, тебе это пригодится». Из рассказа внучки старицы Мисаилы Людмилы: «Бабушка рассказывала… «Я …бы осталась в Иерусалиме, если бы мне не снился один и тот же сон. Я видела во сне, как меня заливает водой и какой-то голос говорит: «Вернись на родину, ты там нужна!» Я рассказала об этом священнику. Мы долго с ним молились: ведь сны бывают разные, не только от Бога… Но сон повторился трижды… И тогда священник благословил меня вернуться на родину». Бабушка вернулась в Зорино, было ей 34 года… Здесь после пробуждения от летаргического сна и после явления ей Богородицы бабушка получила дар прозорливости». ( В тридцать пять лет Матрона заболела. Старица рассказывала, что пришла в сознания лишь в гробу, псаломщик, читавший псалтирь, убежал, а она увидела в святом углу, как бы в облаке, Божию Матерь «Троеручницу». Пресвятая Богородица обратилась Матроне: «Милая моя, много ты перестрадала, много ты претерпела, а теперь, где ты будешь, там и Я буду, где твоя нога ступит, там и Моя будет».

Матрона удостоилась Даров Святого Духа: прозорливости, дар исцеления и дара рассуждения. Вскоре Иерусалимский монах привез икону Божией Матери «Троеручницу», которая явилась ей после пробуждения, сейчас эта икона находится в селе Колодное.

Матрона Гавриловна приняла монашество, жила в миру, но постоянно поддерживала связь со старцами Глинской пустыни.

В 1929 году арестовали сына Матвея, отобрали всё имущество и начались скитания. Лишь в 1937 году разрешили построить домик, в котором позже старица и принимала людей, приходивших и приезжавших отовсюду.

По молитвам подвижницы выздоровела и умирающая от гнойного плеврита внучка старицы. Из воспоминаний внучки старицы Мисаилы, Людмилы Матвеевны Соколовой: «…Задыхаюсь, захлебываюсь гноем, мне нечем дышать. Опять меня мама везет к врачу.

– Удалить надо часть ребер и очистить легкие, больше мы ничем помочь не можем.

– Нет, – сказала бабушка, – не даю совета калечить внучку.

Я лежу не поднимаясь. Сестры регулярно дают мне какие-то лекарства. Пью безропотно. Но в груди все больше и больше клокочет… Бабушка в эту ночь долго молилась. Несколько раз подходила ко мне, даст мне глоток святой воды, перекрестит и опять идет к себе молиться. И помолившись, бабушка заснула и видит сон. Играю я около ее дома на травке, а она стоит около меня и плачет. Подходит к ней юноша с кисточками и спрашивает бабушку: «Матренушка, о чем ты так горько плачешь?» – «Внучка моя любимая умирает». – «Подведи ее ко мне». Бабушка подвела меня к нему. Он кисточкой нарисовал мне на левом боку крест и сказал: «Пособоруй ее!» И бабушка проснулась. Это был Пантелеимон – целитель.

В этот день отец Павел соборовал меня. Мама держит меня на руках, отец Павел соборует, а сам Бога просит, чтобы я не скончалась, во время соборования… И вот то, что было не под силу врачам, то по вере моих близких было возможно Господу! Произошло чудо: вечером у меня началась рвота, и весь гной из легких вышел… На другой день мне стало легче, а ночью я уже спала. Пантелеимон – целитель очистил мои легкие без иглы и без операции, по бабушкиным молитвам…

Никто из нас никому не рассказывал о бабушке, но известия о ее чудодейственной силе быстро разлетались по городам и весям. Однажды за бабушкой приехал полковник милиции, чтобы отвезти ее к себе: его шестилетний сын не ходил с детства… Сын полковника после бабушкиной молитвы стал ходить. Каждый год потом эта семья приезжала в Зорино. Мальчик всегда садился на скамеечке у бабушкиных ног, обнимал их и с любовью повторял: «Моя бабушка, моя дорогая бабушка».

…На лето 1939 года нас с Тамарой отправили к бабушке в Зорино… Бабушке мы сразу передали папину просьбу: ему от Харьковского завода выделили участок под застройку, и папа просит бабушкиного благословения на строительство дома. Сразу нам бабушка ничего не сказала… А на прощание бабушка просила передать папе: «А сыночку передайте: воли не отнимаю, а совета строиться не даю. А построиться, никто в доме жить не будет. Скоро вы все сюда приедете. И церкви откроются, и монастыри!»

Дом пап не начал строить, а жили мы на заводском участке во флигеле, в основном, я и папа… Война! Все перевернулось с ног на голову… Оказывается, вот что: война…

…Мы не знаем, где немцы, а бабушка сидит на своей скамеечке и говорит:

– Придет немец в Курск, а Курская область будет границей, а все равно как придут, так и уйдут… Вдруг входит какой-то военный и строго предупреждает, чтобы мы ушли из деревни: здесь будет проходить линия фронта. Я выскочила во двор: в саду закапывают пушки, кругом военные. Я к бабушке – что же нам делать, куда нам идти? А бабушка подкладывает дрова в печь и спокойно:

– А никуда нам идти не надо, сегодня ночью наши части отступят.

А ночью я проснулась от грохота… А это, оказывается, отступали наши части к Солнцево…

Когда немцы подходили к Сталинграду, многие стали сомневаться в победе наших войск, но бабушка знала: «От Сталинграда немцы бежать буду». Успокаивала она бывшего секретаря Бесединского райкома партии, руководившего партизанским движением. Она его, бывало, накормит, обнадежит: «Скоро немцы будут бежать». И получив благословение, он опять уходил в свой отряд.

Приходил к ней и отец Павел из Курска. Он был высокообразованным человеком, окончившим Медицинскую и Духовную академии. Во время войны он переправлял партизан с оккупированной территории к своим. Сначала в таких случаях он всегда приходил к бабушке за советом. Только получив ее согласие, он переправлял партизан к своим, укладывая их в гробы, как умерших…

С какими только недугами к ней не приходили: и с сердечными, и с заболеваниями внутренних органов, и бесноватые, – все шли. Лечила она, прежде всего, силой Божией. Молилась, давала святую воду, использовала для лечения и травы. И больным и бесноватым она клала на голову шапочку, сверху камушек (те самые – из Иерусалима), а на камушек – руку и читала молитвы. При этом никогда не пропускала «Да воскреснет Бог»… И прошлое, и настоящее, и будущее были открыты бабушке до мелочей…

Наша семья всегда жила бабушкиными советами, мы, внуки, ни одного экзамена, ни одной поездки не начинали без бабушкиного благословения…»

По свидетельству Людмилы Матвеевны питалась старица в основном кашами и овощами, вставала с 5 часов утра, чтобы успеть помолиться до прихода людей. После молитвы она всегда пила лишь чай, затем принимала посетителей до 5 часов вечера.

«Вся жизнь бабушки – это молитва, – вспоминала внучка, – молилась она много, и, казалось каждое мгновение молитвы озаряло её радостью. Глаза сияли, она простирала руки к иконе Богородицы и восклицала «Радость – то какая!» Сколько клала она поклонов! Я никогда и ни у кого не видела таких мозолей на коленях. Она молилась, когда была одна… Она молилась принимая людей, потому что, прежде чем дать совет, она перебирая чётки и устремив взор на икону Божией Матери «Знамение», получала во время молитвы ответ от Богородицы. И только потом отвечала на заданный вопрос.

За месяц до смерти бабушка сказала: «Сынок мой еще пять лет после моей смерти поживет», – и, обращаясь к маме: «Ты не беспокойся, я не буду тебя обременять, я очень быстро умру». Папа умер в 1958 году, спустя пять лет. А мама в 1991 году постриглась в монахини…» (Подробнее о жизни старицы Мисаилы можно прочесть в книге, которую написала внучка старицы Людмила Соколова «По молитвам бабушки».)

Прозорливая старица Мисаила была источником духовного света, по её молитвам крепла вера людей, возрастало упование на Бога. Она никогда не унывала, умела видеть лишь светлую сторону жизни, учила всех смирению, советовала никого не осуждать, любить всё живое. Старица часто посылала страждущим в храм заказывать молебен Божией Матери и свт. Николаю. Советовала: «Будь ниже да к Богу ближе!» Говорила: «Смирение и терпение – превыше поста и молитв», «где можно, лучше помолчи», «слово – серебро, молчание – золото».

Незадолго до смерти уже ослабевшую старицу спросили: «К кому же нам обращаться после Вас?» Прозорливица ответила: «Подождите, Сережка-гармонист с армии придет, всю Курскую область на себе держать будет». Сергеем звали будущего афонского старца Ипполита.

3/16 декабря 1953 года старица Мисаила отошла ко Господу. По свидетельству односельчан умерла она тихо, как и жила. Похоронили её близ алтаря разрушенного храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» в селе Муравлёво (Зорино). По сей день, люди идут за помощью и поддержкой к месту ее упокоения, и она помогает всем кто, с верой просит её молитвенного заступничества.

Вспоминает игумен Свято-Троице-Сергиевой Лавры Михей (Тимофеев):

«…Мне во время Великой Отечественной войны пришлось тяжелой болезнью переболеть, опухоль мозга была у меня. А лет с восьми я перестал расти. Оставался таким, каким в школу пошел. До двадцати восьми лет я ростом был как ребенок. Мама-покойница привезла меня из дальнего села за г. Старым Осколом Белгородской области, где я родился, в обл. здравотдел. Меня положили в больницу на обследование, которое не давало никаких результатов, только брали пункцию головного мозга… Моя мама, когда мы приехали в г. Курск, ходила на Богослужения в не закрывавшийся Сергиево-Казанский кафедральный собор, который строили родители Преподобного Серафима Саровского праведные Исидор и Агафья. И одна верующая бабушка посоветовала моей маме: «Деточка, ты возьми из больницы-то своего сыночка, он хоть у тебя ростом маленький, но пока здоровенький». Мама услышала о старице, которая принимает всех, кто к ней приезжает, старицу звали Матрена Гавриловна Зорина, и мы поехали к ней в село Муравлево под Курском. Сошли с поезда на станции Полевой, потом шли пешком… Добрались до села уже под вечер. Вот стучит в окно моя мама, и выходит старица…

– Матушка, примите нас, – просит мама.

– Давно я тебя жду, – смотрит на меня Матрена Гавриловна, – ну, заходите-заходите… – и подвела меня … к камушку приложить… (Камушек из реки Иордан, лежал перед святыми образами)

– Я уже потом узнал, что старица была схимонахиня Мисаила, а тогда все звали ее Матрена Гавриловна. Мама попросила ее помолиться за меня. Семь классов школы я окончил, в восьмой опоздал, больной, что делать? А я тогда увлекся игрой на баяне. «Мама, спроси, – говорю, – можно ли мне в музыкальный техникум поступить?» Мама спросила, а матушка Мисаила руками замахала: «Что ты, что ты? Нет, нет, нет». Тогда я осмелел и спросил: «Матушка, я живу без отца, как мне быть?». Она ответила: «Тебе Бог даст такого отца, такого…»…

Как сейчас помню, оставила нас матушка у себя переночевать, рано утром люди к ней пришли, много людей. На прощанье она мне гостинцев дала. Сад рядом с домиком был, ее собственный, а превратился в колхозный. Так она мне даже яблоко оттуда сорвала, благословила, помолилась, всю ночь молилась она обо мне. Когда я, грешный, спал.

Так изменился весь путь моей жизни, совсем по-иному пошел. Когда вернулись в Курск, мама повела меня на благословение к Владыке, Епископу Гавриилу (Огородникову), который временно управлял тогда Курско-Белгородской епархией, срок его управления подходил к концу. Он позвал меня к себе, благословил. Это было в Сергиево-Казанском соборе, в верхнем храме Преподобного Сергия, Игумена Радонежского и всея России Чудотворца. Я приложился ко всем иконам, особенно запомнилась икона Божией Матери «Знамение» Курская – Коренная. «А хочешь, я тебя к себе возьму?» – спросил меня Владыка. Сердце во мне так и затрепетало, смотрю на него снизу вверх: «Хочу…» Мама оставила Епископу наш почтовый адрес, и вскоре он прислал мне письмо из Вологды, куда Патриарх Алексий I его направил на служение: «Дорогой Ванюша, приезжай ко мне через Москву, будешь у меня послушником»… Мама помолилась, собрала меня в дорогу, положила земной поклон перед деревенскими образами и заплакала… Много десятилетий я не был в Курске. И только в прошлом году Господь удостоил меня побывать на могилке моей благодетельницы, матушки Мисаилы, в селе Муравлево под Курском, отслужить ей панихиду, побывать в том самом Сергиево-Казанском соборе, где когда-то Господь призвал меня на служение Святой Церкви…

А потом Владыка Гавриил направил меня на учебу в Московскую Духовную семинарию, – тихо промолвил он, – каждые каникулы я к своему Владыке ездил, иподиаконом у него служил, с посохом стоял у Царских врат…

Отца, воистину благодетеля Господь мне послал. После окончания семинарии меня направили служить во вновь открывшемся храме Московской Духовной Академии, здесь же, в Лавре, под покровом Игумена Сергия. В Академию я не пошел, старцы позвали меня пономарить в Храме. Будущий Патриарх Московский и всея Руси Пимен был тогда наместником Троице-Сергиевой Лавры. Старцы его попросили за меня. И вот с двадцати трех лет так и живу здесь. По молитвам за меня, грешного, схимонахини Мисаилы, Господь отца мне дал, великого отца. Отец мой духовный – это… Преподобный Сергий Радонежский. С его-то храма в Курске началась моя дорога…

Прозорливая курская старица предсказала нашу победу в Великой Отечественной войне в первый же день фашистской агрессии».

Господи, упокой душу старицы Мисаилы, со святыми упокой, и её молитвами спаси нас!

(До кладбища, где похоронена старица, можно добраться автобусом с Северной автостанции г. Курска рейсом Курск – Демино или электричкой Курск – Белгород – ост. Полевая, от школы по трассе по направлению к д. Барышниково. Автомашиной до пос. Беседино, далее до д. Барышниково и до кладбища.)

 

Характеристики
Исполнение
Икона выполнена методом прямой печати специальными красками по подготовленной поверхности натурального льняного холста. Уникальный способ печати передает все цвета и оттенки подлинной иконы.
Производитель
Православная мастерская "Благолепие"
Освящение
икона освящена по полному православному обряду
Значение
Именная икона женщин по имени Мстислава.
Рама и оформление
могут отличаться от представленных на сайте.
Страна производства
Россия
Отзывы
Отзывов еще никто не оставлял
Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину
Обратный звонок
Запрос успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Быстрый заказ